Ромуальдас Пранулис часть 1

"Это отрывки из разных моих рассказов"                    

Безумная тень помрачневшего журналиста ласкала верхнюю часть вечного прихода бомжа к водам внеземным и, увидев данную неприязную вещь,я встряхнулся и съел осьминога всемогущего, смотрящего в глаза вечной прилюдной красотой. Все чернело, внутренность приросла к руке и мигом отправилась на лицо поникнувшего носорога внеземного, присмотревшего себе сучку, лысо выбритую в спине татуировку парящего орла разбойника... Тогда-то я и понял, что в биноколь я не узрею орлов, всполошивших вам веки на лицо.

 

Извилины мозга застывшие в пробках мировых воин расширялись и пропускали голоса кричащих утопленников, булькая под ногами. Свет прожекторов съедал глазные яблоки детей инвалидов. Вдруг! слышен скрип старой инвалидной коляски,  медленно катящейся в гору по темной улице, освещённой всего одним фонарным столбом... Вместо лампочки был глаз гиганта - лилипута, плачущий и растворяющий слезами непроглядную тьму ночи земной. Подняв свои огромные головы заполненные мозгами из ЭКОкожи, мы увидели пляски котов извращенцов, трахающихся в жопу на красной луне. Камера подъезжает все ближе, и мы замечаем отсутствие половых органов и начинаем видеть лишь смазанную картинку утопленного в дерьме города.

 

За углом кричащие бомжи требуют водку и зерно. Вдруг! перед ними возникает церковь. Колокола бьются друг об друга хаотично и призывают к молитве неверующих. Картина всего этого мутная,прямо скажем причиняющая ущерб нашим взглядам. Лучше отвернуться и смотреть на свою тень красного цвета!.. Но нам интересно, и мы продолжаем смотреть, улыбаясь спинными улыбками. Кто-то промелькнул на велосипеде... Кажется фотограф. Он сфотографировал это одной рукой, другой снял на видеокамеру, третьей одел солнцезащитные очки, а четвёртой - прикрыл улыбку на лице... Никто не был удивлён этому явлению, потому что через секунду началась драка в стоге сена.

 

Яркий свет красных огней сжирает все на своём пути. Он поёт нам песни о любви, а за углом сплёвывает все в грязные мусорные урны, облепленные мухами. Кто-то дрожит в темноте, ему холодно и страшно. Тени бродят по улицам громко смеясь. Но звука нет. Темнота поглотила и его. А вдали слышен шум от морских волн. Они ударяются о камни, под которыми живет целое племя людей. Они прячутся от нашего мира там очень давно, рядом с ними слышен даже шёпот теней... Вот наше убежище! Все узнавшие вокруг об этом месте жадно срывают с себя одежду и, словно слизняки, лезут под камни. Кто-то сдирает с себя пожелтевшее лицо, и остаётся лишь кровавое месиво, другие наоборот собирают эти лица и пытаются нацепить их себе. Вокруг царит хаос. Залитые липкой кровью улицы пульсируют и горят. Яркий свет красных огней снова виднеется вдали. Тени исчезли. Пожары потушены. Кровь обратно всасывается в тела через поры лица, найденные людьми, приживаются на новом месте и ехидно улыбаются. Слизняки же, успевшие залезть под камни, обретают свой истинный лик и снова слышен их шёпот, шёпот о нас. 

 

Чёрные внутренности юного матроса торчали наружу. Он свисал вниз головой с палубы, а чайки с кроваво-красными глазами жадно клевали его в спину, вдруг к удивлению отупевших от жажды крови чаек, он резко подхватился и, схватив за тонкие как прутья шеи, переломил их в одну секунду, а затем откусил им головы и жадно с омерзительным хрустом прожевал и проглотил их с безумной улыбкой солнца в небе, сокрытого серыми обломками ослепших глаз. После данного обряда матрос с невозмутимым лицом заправил внутренности внутрь и застегнул рваную рану на молнию словно куртку. Он покрутил разбитой головой с выпученными, налитыми кровью глазами. Его взору открылся покорёженный, покрытый словно язвами, мостик капитана. Тогда матрос, обревший сомнительную цель, устремился в сторону мостика, волоча разбухшие, оголённые ноги за собой. На дорогу ушли годы.. За это время он успел подружиться с чайками, рассказать им историю своей недолгой и печальной жизни, а после накормить их своей прямой кишкой. Ещё он познакомился с одним подозрительным крабом - французом, носившим берет на краю панциря. Они сыграли в покер, краб проиграл и отдал берет матросу, ему он шёл гораздо больше. 

 

Добравшись до своей цели, матрос встал за штурвал - корабля безумия - и сделал сообщение пассажирам : "Наш Корабль вот-вот причалит! Будьте готовы к незабываемым красотам города дыма и смолы! Вас ждёт множество слёзных развлечений и разлагающихся лакомств! Очистите свои легкие от морского воздуха и приготовьтесь заполнить их дымом жизни земной! Добро пожаловать в ....." Внезапно его речь оборвалась, и Корабль безумия со скрежетом ворвался в город, давя и разрушая все вокруг, якори вырвались, как змеи обвивая своими желтыми цепями каждую серую душонку, тем самым, заразив идеей всеобщего помешательства почти что исчезнувших в дыму людей.